Альберт Адамов

(13 апреля 1938 – 9 января 1985)

 

 Альберт Адамов. "Антология русского лиризма. ХХ век"  

                                                                   Фотография из архива Магаданского отд. СП России

   

Потехин Альберт Иванович приехал в Сибирь по путёвке комсомола в 1956 году: Красноярский край, Иркутская область, Якутия, Камчатка — лесоруб, портовый грузчик, комсомольский работник, строитель.

Новой родиной стал Магаданский край, Колыма; в Магадане выходили все книги А. Адамова — «Дорогами ветров» (1961 г.), «Ладони» (1963 г.), «Характер» (1965 г.), «Одержимость» (1968 г.) и др. О его стихах одобрительно писали И. Сельвинский, В. Субботин, А. Межиров.

 Умер после тяжёлой болезни.

 

*  *  *

 

Как прокурор, приходит полночь.

Как приговор, звучит вопрос:

кому оказываю помощь?

Какой на эту помощь спрос?

Сумел ли я сердечным словом

спасти любовь в угаре дня,

разбить на узнике оковы,

ребёнка вырвать из огня?

Когда судьба сжимала клещи,

решился ли в родном краю

твою беду взвалить на плечи

и муку вынести твою?

 

 

Я РОДИЛСЯ,

ЧТОБЫ НА СВЕТЕ ЖИТЬ

 

Когда земля от горя почернела,

поникла рожь и зазвенел овёс,

когда речонка сжалась до предела,

а дома не осталось даже слёз,

а солнце жгло безжалостно и жутко,

а Бог на небе мёртвым сном заснул,

когда пожар взметнулся и наутро

колхозный двор как языком слизнул,

а мать моя вдоль обнищавших улиц

вернулась обгоревшая домой,

а люди только горько улыбнулись:

«Как выживем-то нонешней зимой?»,

 

когда изнемогала ты, природа,

и голодом пытались сокрушить

великое терпение народа, —

я родился, чтобы на свете жить.

 

 

 *  *  *

 

Мне в детстве часто не хватало сил.

Сквозь безотцовщину до выпускного класса

я пробивался, дрался и грубил —

учитель мне твердил, что жизнь прекрасна.

 

Я рос голодным — был великий пост,

я вяз в междоусобицах и дрязгах,

спал под забором, на вокзалах мёрз,

но всё надеялся, что жизнь прекрасна.

 

Я жил как мог, лез на рожон везде,

а кое-где смирялся, как приказано,

и, сколько помню, в доброте и зле,

как в забытьи, шептал, что жизнь прекрасна.

 

Не раз мне попадало по зубам,

в глазах темнело.

Становилось ясно,

что я с минуты на минуту сдам...

Но жить хотелось.

Жить всегда прекрасно.

 

Я повзрослел. Мне скоро тридцать лет.

Я прожил их, как видите, прекрасно —

ведь я несу в душе весь белый свет.

...А мог бы столько лет прожить напрасно.