Геннадий Айги

(21 августа 1934 – 21 февраля 2006)

 

    Геннадий Айги. "Антология русского лиризма. ХХ век"

                                                                                                                                    2002 г.       

                                                                                                      Фото Е. Васильевой

 

Геннадий Николаевич Лисин родился в 1934 году в деревне Шаймурзино (Батыревский район, Чувашская АССР). Отец – учитель; переводил Пушкина на чувашский язык. Г. Лисин после школы и Батыревского педучилища окончил Литинститут (1959 г.). Выпустил несколько книг на родном языке. С 1960 года начал писать на русском, в это же время перевёл на чувашский поэму А. Твардовского «Василий Тёркин». Далее следует перевод антологии «Поэты Франции» (77 имён XV-XX вв.), за что в 1972 году удостоен премии П. Дефея.

С 1969 года пишет под псевдонимом Айги (от чувашского «хайхи», т. е. «вот тот»). Первая книга стихотворений на русском языке вышла в Германии (1975 г.), но уже до этого стихи Г. Айги переводили на словацкий, чешский, польский, немецкий, французский, японский и др. языки. В СССР печатается с 1987 года. Лауреат премии
им. Ф. Петрарки (Германия, 1993 г.), обладатель «Золотого венца» Стружских вечеров поэзии (Македония, 1993 г.). О своих стихотворениях говорит так: «...Я себя в авангарде никогда не числил и сейчас не числю – дело ведь гораздо серьёзнее»*.

Умер в 2006 г.

__________________________________

* Литературное обозрение. 1998. № 5/6. С. 17.

ЛЮБИМОЕ

 

Бледное лицо

золотая кожура тишины!..

 

Где-то движутся сны

налегке,

и нет ничего,

кроме заигрывания бога

с самим собой

за этим его

прикрытием.

 

И – из этой игры

дочеловеческих начал

мне остаётся

познанье тоски.

 

1960

СЫНУ СЕНТЯБРЬСКИЕ ЗВЁЗДЫ

                                                                             Алёше

 

когда сиянием не стары звёзды

разноголосицей младенческою

как будто звонки в блеске –

 

такою чистотою родниковой

тоска лучится (через час другой лишь ею

                                                                   однородною

лишь в излученье будет Пребываемое):

 

Сыновьей ли назвать её?

как будто

свободною от чувств – Земли?

 

(такое что-то есть: болит как будто воздух) –

 

и что сказать тебе?

есть в этом для тебя

моё такое место: просто больно! –

 

да так – бескрайно!

будто боль разрыва

с тоской Отцовской – по-людски проходит:

 

сквозь душу – словно сквозь Вселенную

 

1976

К ОДНОЙ ИЗ ГОДОВЩИН ПОТЕРИ

 

сидишь в качалке: о тоска невыразимая!

укачиваешь

сам себя

себе выдумывая мать... –

 

теперь уже – саму  В с е л е н н у ю

 

1967

И: РОЗА-ДИТЯ

                                        Сыну Алёше

 

вижу – и думаю с болью – и вследствие боли я вижу –

и снова я думаю с болью – и снова я вижу... –

 

боль от любви – это длящаяся

на длительность жизни! –

 

это – как круг из видений и мыслей... –

 

это – светило из боли:

 

вместо огня заполняемое

болью безбрежной и неиссякаемой –

 

центр-озарение жизни моей:

 

в с ё   ж е – б ы л о   в   б е з м о л в и и:  м е с т о   С в о б о д ы

и    м е с т о   П о б е д ы:

 

и – м е с т о   Л ю б в и! –

 

т и ш и н а   и   с и я н и е   с ы н а... –

 

п о с л е д н я я   р о з а:

 

д и т я... –

 

(о всё видится мне: даже зубки нежны словно сердце!.. –

а свет глаз – словно песнь

на лице безпределен и неограничен)

 

1974

ПЯТЬ МАТРЁШЕК

(на рождение сына Андрея)

 

Что смотреть ходили вы в пустыню?

Трость ли, ветром колеблемую?

Лука, 7, VII

 

                          1

                       есмь

 

                           2

             благодарение

воздуху – чреву вторичному

 

                           3

                      идеей

          Ты нас окружаешь

               как шёлком

 

                           4

во Времени мы – как в составе

                    покрова

                  Природы

 

                           5

                      Собой

                    Окружи

 

22.11.1966

Постскриптум __________________________________________________________________________

       ...У чувашей фамилий ... прежде не было, и свою паспортную фамилию – Лисин – отец мой получил случайно. Мужики, собравшиеся придумывать себе фамилии, сначала давали их просто – по отцу: у тебя отец Василий – будешь Васильев, Пётр – так Петров; потом заскучали – стали брать фамилии знаменитых людей. У чувашей поэтому, как известно, есть и Пушкин, и Ломоносов ... и Некрасов... Я учился в одном классе с Александром Сергеевичем Пушкиным – это был несчастнейший человек на свете... А когда дело дошло до отца, мужики совсем расшалились и записали его Лисиным – он, мол, хитрый, как лиса. Но истинное имя нашего рода – Айги. Под ним был известен мой дед Андрей, про которого, оказывается, даже писали в 1919 году в одном журнале: он на безплодном, никому не нужном холме развёл первый в наших краях сад. Этот холм до сих пор так и называют: холм Айги. А когда в Чебоксарах выпускали мою первую книгу, то мой крёстный отец в литературе Педер Хузангай так и сказал: «Твоё настоящее имя – Айги? Вот это и есть твоё поэтическое имя». Я и паспорт сменил – и тоже сослался на восстановление родовой фамилии...

Г. Айги (Из интервью)*

______________________________________

* Цит. по изданию: А й г и  Г. Разговор на расстоянии (статьи, эссе, беседы, стихи). Санкт-Петербург, 2001. С. 260.