Глеб Анфилов

(24 апреля 1886 – 21 июня 1938)

 Глеб Анфилов. "Антология русского лиризма. ХХ век".  

                                                          1920-е годы
 

Дворянин. Старший сын (младший – Борис) Иосафа Измайловича Анфилова, подполковника в отставке, героя обороны Севастополя (благодаря чему дети имели право на безплатное образование).

Г. Анфилов учился в Воронеже (кадетский корпус) и в Москве – сначала в Александровском военном училище, а с 1909 по 1913 год на юридическом факультете университета, который окончил с золотой медалью.

В эти же годы начал печататься (стихи писал с детства).

В 1914-1916 годах поручик сапёрного батальона Глеб Иосафович Анфилов воюет на передовой. Награждён двумя орденами Святого Станислава и орденом Святой Анны.

После революции занимался делами книгоиздательства в России (кроме полутора лет 1920-1921 гг., когда воевал добровольцем в Красной Армии). Работал в Партиздате, в Комитете по печати при Совнаркоме СССР.

Своих стихов не печатал, хотя писать не переставал, тщательно оттачивая каждую вещь, и накопил к моменту ареста две толстых крупноформатных тетради таких стихотворений. Арестован в самом начале 1935 года (тетради конфисковали) и после нескольких месяцев в Бутырской тюрьме отправлен каторжным составом в один из лагерей Сибири.

Семью выслали из Москвы в Куйбышев, куда пришло последнее письмо от Г. И. Анфилова, датированное 6 июня 1938 года.

 

18 ОКТЯБРЯ 1914 ГОДА

 

Бомба взорвалась в кипящем котле,

С рёвом взметнула солдатскую пищу.

Трое остались хрипеть на земле,

Десять ушли к неземному жилищу.

 

Вечером в поле туманно-нагом

Ухали выстрелы русских орудий,

Долго куски собирали кругом

И навалили на мёртвые груды.

 

В яме дорожной в версте от огня

Их забросали землёй прошлогодней,

Гасли осколки осеннего дня,

Фельдшер сбивался в молитве Господней.

 

 

ФЕВРАЛЬ В ДЕРЕВНЕ

 

Расплескали девки

Огневой кумач,

Парни рубят древки

Из сосновых мачт.

 

Улица-то длинная,

В сапогах кисель,

Тишина старинная,

В сердце карусель.

 

Тёмные Акимы

Поднимают флаг,

Ах, весны незримой

Светлый шаг.

 

Закликаем встречных

В наш крестовый ход –

Стариков предвечных,

Волостной народ.

 

Дьякон у околицы

Отошёл бочком,

Девки смехом колются,

А груди торчком.

 

Ходили до вечера

Туда и сюда.

Петь было нечего –

Вот беда.

 

 

СОБАКА

 

В отдалённом сарае нашла

Кем-то брошенный рваный халат,

Терпеливо к утру родила

Дорогих непонятных щенят.

 

Стало счастливо, тихо теперь

На лохмотьях за старой стеной,

И была приотворена дверь

В молчаливый рассветный покой.

 

От востока в парче из светил

Проходили ночные цари.

Кто-то справа на небе чертил

Бледно-жёлтые знаки зари.

 

1913

 

 

*  *  *

 

Этот год для нас незабываем –

Год, когда по улицам Ростова

Плыли дни, как светлые улыбки,

Золотым пронизанные маем.

Мы неслись, как две влюблённых птицы,

По садам, цветам и многолюдьям.

Ты – моя притихшая невеста,

Я – хмельной, поющий и мгновенный.

И когда на пыльной Темерницкой

На окне спускалась занавеска,

Трепетала родинка под грудью

И дрожали острова вселенной.

 

 

ЧЕТВЁРТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

Замедля будничный бег,

Забудь земной календарь.

В близкий безсмертный брег

Смертным веслом ударь.

Вечности синие серьги

Прими благодарно, как женщина.

Руки, работой истёртые,

Брось в мировое горение.

В самой серенькой церкви

Есть для уставших от Бога

Где-то вблизи от порога

Тонкая трещина

В четвёртое

Измерение.

 

Сентябрь 1922

Постскриптум________________________________________________________________

«Перед моим отъездом на войну (август 1914) В. Я. Брюсов сказал мне, что хочет напечатать «Собаку» в «Русской мысли». Я поблагодарил, уехал и забыл об этом разговоре и о самой «Собаке». В 1921 г. в Ростове н/Д я прочитал в каком-то московском альманахе стихотворение С. Есенина, очень близкое по строю и содержанию к моей «Собаке». Я удивился и огорчился, т. к. мне показалось, что моя безымянная «Собака» нисколько не хуже есенинской. Через несколько дней после этого случая я был по-настоящему потрясён, прочитав в очередном, полученном из Москвы, сборнике стихов второй дубликат моего стихотворения – «Собаку», написанную П. Орешиным. Я был сбит с толку этой вереницей совпадений.

Через полгода или через год после этого я встретился в Москве в книжных рядах с моим знакомым – маленьким литератором А. А. Рудневым. Он встретил меня восклицанием: «Что же Вы, батенька, стихи пишете, а от меня это до сих пор скрывали. Недавно московские поэты наткнулись в каком-то старом журнале на Вашу «Собаку» и устроили конкурс – кто напишет на ту же тему вещь, равную Вашей по простоте и выразительности. Есенин писал, Орешин писал и ещё кое-кто». Этим для меня объяснилось загадочное изобилие «Собак» в сезоне 1921 г.».

 

Г. Анфилов (на полях рукописного варианта стихотворения «Собака»)*.

Источник

http://studia-vasin.ru/