Галина Безрукова

(23 декабря 1948 – 29 апреля 1999)

 Галина Безрукова. "Антология русского лиризма. ХХ век"

                                                                                        Фотография из архива Г. Красникова 

                 

 Родилась в Свердловске. До войны родители работали в Сибири школьными учителями. (Отец — директор школы и преподаватель русского языка, мать — учительница географии и истории.)

В 1941 году отец ушёл на фронт, был командиром секретного отдела. Позже на фронт ушла и мать. В действующей армии они случайно встретились и вместе дошли до Праги. После войны отец остался военнослужащим. Семья часто переезжала вместе с четырьмя детьми. Долгое время жили в Загорске. (Отец после отставки работал в Управлении культуры и был председателем Общества охраны памятников. Писал стихи.) Примерно в 1960 году семья переехала в Калинин (ныне Тверь). Здесь Галина окончила семилетку и поступила в Загорский промышленный техникум. Вернулась в Калинин, работала художником-оформителем.

В 1973 году уехала в Сибирь, в поселок Маклаково (ныне г. Лесосибирск), работала в самодеятельном театре. Прожила в Сибири около двух лет; здесь родилась дочь Настя.

Стихи писала с юности — для себя. После публикации нескольких стихотворений в молодёжной газете «Смена» в 1978 году перешла туда на работу.

Первая книга стихов вышла в 1978 году в издательстве «Молодая гвардия» (сост. Н. Старшинов); в 1992 году — вторая книга, «Светёлка», в местном издательстве. В 2000 году в Твери вышла книга стихов Галины Аркадьевны Безруковой «Ты не забудь меня, ладно?»*. 

 _____________________________________________________________

* Со слов дочери Г. А. Безруковой Анастасии. Октябрь 2001. (Запись Е. Васильевой.)

   

*  *  *

 
 

Июльские луга,

Ромашек шуга.

Бегу я босая,

С разбегу бросаюсь,

Светла и легка,

В эти луга.

 

Испачкан травой

Подол и рукав.

О, звончатый зной

Цветов и трав.

О, сладкий дурман,

У лба — клеверок.

Случайный обман

Знакомых дорог.

 

Склонись, иван-чай,

Мятлик, склонись,

Трава, укачай!

Любимый, приснись!

 

 

*  *  *  

 

И было бы темно.

Но в ставнях есть сердечки.

Сквозь них сочится лунный свет.

Ещё светло от побелённой печки.

Её свеченье — маленький секрет.

 

Сияние исходит от ромашки,

Мерцает золотистая пыльца.

Светло от сброшенной в углу рубашки,

От твоего плеча и от лица.

 

Ужели так светиться может кожа

В потёмках в этот поздний час?

Два пополуночи.

Но боже, боже!

Как в комнате светло у нас!

 

 

*  *  *

 

Словно сахарная, тает

Церковь белая в воде.

Птица белая взлетает,

Улетает, тоже тает —

Не видать её нигде.

Одуванчик отцветает,

Тает пух в траве густой.

Испаряется и тает

От черёмухи настой.

 

Всё растает.

Всё вернётся,

Верность вечности храня.

Слышишь — девочка смеётся,

Так похожа на меня.

 

 

*  *  *

 

А прочее всё отступило прочь

Пред музыкой старинной.

Кружилась маленькая дочь:

«Я буду балериной».

 

«Я буду Лебедь». И, легко

Взмахнув руками,

Уже летела высоко

Под облаками.

 

...Играет музыка. А я

Грущу украдкой.

О, Лебедь белая моя,

Утенок гадкий...

 

 

*  *  *

 

Черника в чашке с молоком.

Ржаного хлеба кус.

Он с детства празднично знаком —

Июльских ягод вкус.

 

Не привозных, не покупных,

А собранных тобой.

И цвет у чашки стал от них

Молочно-голубой.

 

И пальцы в ягоде, и рот.

Черничный нежен сок.

...Случайной лодочкой плывёт

По молоку листок.

 

 

*  *  *

                                                 А. У.

 

Разлука возвратила нам,

Что отняли когда-то встречи.

...Церквушка, старый домик в Затверечье,

Сухих старух пророческие речи

И галочий голодный гам.

Что видеть, слышать мы тогда могли,

Когда кидались, как в Тверцу с обрыва,

Друг к другу — молодо, нетерпеливо?

Ты разве помнишь, как звенела ива?

Я разве помню запахи земли?

Мы были в пустоту погружены,

Окружены глухою пустотою.

И ничего вокруг. Мы только двое.

А мир шумел осеннею листвою

И волны разбивал о валуны.

Разлука наша, будь благословенна!

Я будто сызнова теперь живу.

Люблю деревья, облако, траву,

Замшелые ветшающие стены.

Вернулось всё — осенние сады,

Крик ребятишек на футбольном поле,

И эта ива с лодкой на приколе,

И нежный запах медленной воды.

 

Антология русского лиризма. ХХ век. Галина Безрукова

Источник

http://studia-vasin.ru/


Наверх