Юрий Беликов

(Родился 15 июня 1958 г.)

 Юрий Беликов

                                                                                                       Фотография из архива автора

                             

Родился в 1958 году в городе Чусовом Пермской области. Отец Александр Иванович, металлург, и мать Нина Константиновна, врач, — потомственные жители этого города (знаменитого ещё и политзоной № 36, где отбывали сроки Л. Бородин, В. Стус и др.).

После окончания филфака Пермского университета Ю. Беликов работал журналистом во многих изданиях — от газеты «Чусовской рабочий» до столичной «Юности». (Своим учителем считает Вилория Васильевича Глухова — чусовского журналиста.)

Начиная с университетских лет Ю. Беликов вёл активную «литературную жизнь»: участвовал в разных «течениях», был главой нескольких поэтических групп, получил звание «Махатма российских поэтов» и т. д.

Опубликовал книги стихов «Пульс» (1988 г.) в Москве и «Прости, Леонардо» (1990 г.) в Перми, где сейчас Юрий Александрович Беликов живёт, работая в газете «Трибуна».

 

    ПАСТУХ

 

— Куда? — пастух орёт всегда.

Вся жизнь его неумолимо

свилась в истошное «Куда?».

А дальше — непереводимо.

 

Быки бредут или века —

не разобрать в наплывах дыма.

«Куда?» — одно у пастуха.

Ему на свете всё едино.

 

Молчат пророки, как года.

Мычат стада неудержимо.

Пастух ответил бы куда,

но дальше — непереводимо.

 

 

*  *  *

 

Со мною скоро онемеет мать.

Я тоже скоро онемею с небом.

А небо онемеет с кем? Сказать?

Никто не скажет. Стикс впадает в Неман.

Безгласие. Хоть ором полон двор.

А звук, который приближался к Блоку,

на пересылке звёздной кто-то спёр.

И проку нет с печи слезать пророку.

А те, кто взнуздан тягой слуховой,

летят на отзвук трубного регистра.

Там холодно, там олово с лихвой

из олухов вытапливают быстро.

 

1994

 

 

САМОДЕЛЬНАЯ ШКАЛА ВОЗРАСТА

 

С тех пор, как я увидел белый свет,

прошло две полных кринки молока.

Вам сколько лет? Вам восемнадцать лет?

А мне исполнилось два запаха цветка.

 

Я забреду в прошедшее легко.

Опять хозяйка кринку принесёт.

Всё та же глина, то же молоко,

да вкус не тот. И я пойму: не тот

 

не вкус, а я. И в страшную шкалу

вплету вдобавок сорванный цветок,

что умерщвляет запахом пчелу,

а я тот запах уловить не смог.

 

И только помнил: он существовал.

А ныне — словно бритвой отсечён.

И ты — я для тебя цветок сорвал —

подскажешь, что фиалкой пахнет он.

 

1988

Источник

http://studia-vasin.ru/