Виктор Василенко

(13 февраля 1905 — 28 октября 1991)

Виктор Василенко

                                           

                                    

 

«Я родился в военной семье. Оба мои деда — генералы. Прадед был известен как герой Шипки и Плевны. По материнской линии у нас было предание, что род матери связан с поэтом и философом Г. Сковородой.

Воспитывался я в Петербурге, а с 1921 года жил в Москве, где окончил Московский университет и стал заниматься изучением русского народного искусства, посвятив этому всю жизнь»*.

Виктор Михайлович Василенко стал профессором МГУ, автором более двухсот научных работ.

В 1947 году был арестован по «делу Д. Андреева» и до 1956 года отбывал заключение в лагерях Инты, Печоры, Воркуты.

В. М. Василенко перевёл сто сонетов Х.-М. Эредиа.

В 80-е годы вышли первые книги его стихов «Облака» и «Птицы солнца».

Умер в Москве в разгар очередной «революции».

____________________________________

* Из вступления к сборнику «Облака». М., 1983.

*  *  *

 

Я пишу плохие стихи.

У них грубая одежда.

Ритм проваливается на каждом слове,

как идущий по рыхлому снегу.

Слова мои кажутся корявой прозой,

и размеры, строгие и нежные,

такие красивые у других поэтов,

здесь исковерканы и разорваны.

Но я ничего не могу исправить.

То, о чём я рассказываю,

не может быть передано

другими словами.

 

1952

 

 

*  *  *

 

На севере,

когда наступала ночь,

я ложился на деревянные доски,

натягивал

заплатанное одеяло,

надевал шапку,

так как очень дуло из щелей.

Я забывал,

что под ветхой подушкой,

набитой стружкой,

спрятана корка

хлеба.

 

Я не слышал, как стонет сосед:

он что-то узнал во сне!

 

Не видел, как изморозь

затягивала окно

мутным льдом.

Я ничего не видел.

Могущественный голос

поэзии

касался моего сердца.

Я произносил

одни и те же строки

стихов,

и они,

как заклятье,

ограждали,

они

грели меня.

Муза

приходила даже в пургу

и клала на лоб

тёплые руки.

 

1953

 

 

ИЗ ПИСЬМА ЖЕНЕ

 

Я не знаю, сколько на свете

остается жить, но спеши

написать мне! Полярный ветер

и моей коснулся души!

 

1954

 

 

     *  *  *

 

Не видела покосов

промёрзшая земля.

Не задавал вопросов

никто таких, как я.

 

И было мало света,

и солнцу недосуг,

и мне казалось: Лета

течет с Усой — сам-друг!

 

Ни рощи, ни деревни —

простор и пустота,

и ветер древний-древний

носился у куста.

 

И молча шла дорога

по грязи без столбов.

И было все убого

от скал до облаков.

 

И мёртвая берёза

лежала на пути

как знак того, что поздно

куда-нибудь идти.

 

1954

Источник

http://studia-vasin.ru/