Анатолий Велюгин

(27 декабря 1923 — 24 октября 1994)

Анатолий Велюгин

                                                                                     Фотография из архива Е. В. Васильевой

Родился в белорусской деревушке Ивони; отец — сельский фельдшер. Школа в Витебске, педагогический институт в Минске. В начале войны окончил авиационную школу; под Сталинградом был тяжело ранен. После Победы работал в документальном кино, опубликовал несколько сборников своих стихотворений и книги переводов с русского, украинского, литовского, польского.

Анатолий Степанович Велюгин — лауреат Государственной премии Белоруссии, литературной премии им. Я. Купалы, кавалер орденов Отечественной войны I степени, «Знак Почёта».

Друзья звали его Адмиралом.

(С белорусского)

ЛЕТНЯЯ ДОРОГА

Мчится безоглядно

Прочь косой повеса,

Загудит надсадно

Мошкара над лесом.

Не трещи, сорока,

Лгут твои приметы:

По лугам широко

Расплеснулось лето.

Вьётся жгучий овод,

Осаждая лошадь,

Шлёпают подковы

По сенной пороше.

Летний день промчится —

Почернелый, потный...

Скоро косовица

Канет в яр дремотный.

Вяло загрохочет

Солнцем налитая,

Схожая с платочком

Тучка дождевая.

Летняя дорога!

Эх, туманы лета...

Спето песен много,

Больше — недопето!

Где любовь бродила,

Мёд пила пчелиный —

Губы закусила

До крови калина.

Луг лежит убогий,

Жухлый — как раздетый:

Снег и на дороге,

И на песне этой.

1959

Перевод Г. Юнакова

ЧЕРЁМУХОВЫЕ ХОЛОДА

По ярам черёмуха белыми сугробами,

ветки словно в инее,

жгучая вода.

Соловьи окрестные снова голос пробуют.

Выстужено небо.

Ходят холода.

Дружно подхватили мы утреннее пение.

Натощак запели мы.

Это не беда.

В белом одеянии вся земля весенняя.

Наши глотки вылудив,

ходят холода.

Объясняет радио, что в начале мая

началось на севере

таяние льда.

Дым в саду колышется, ветви обнимая,

кутая соцветия, —

нынче холода.

Зыбкий мостик вздрагивает,

чуткий, как душа моя.

Слышен шаг пружинистый,

быстрый, как всегда.

Ты со мною, времечко, молодое, шалое.

Чистый цвет черёмухи.

Песня. Холода.

1960

Перевод Я. Хелемского

БЕРЁЗОВЫЙ СОК

Над лесом стая лёгкая несётся,

мелькает в дымке вальдшнепа крыло.

Как во дворец, сюда заходит солнце,

и от колонн берёзовых светло.

Глушь сторожат сороки-белобоки.

Смотрю я, древней жаждою объят:

шершавый ствол, на нем надрез глубокий.

О донце капли первые стучат.

О, сколько в них прозрачности и блеска.

К лотку беззвучно мураши спешат.

Над розовыми пнями перелеска

Берёзового сока аромат.

Я захмелел от вешнего настоя

росы, корней, зелёного дымка.

Я ощутил холодною щекою,

как источает жар твоя щека.

Со мною рядом, небывало близко,

молчала ты, слегка скосив зрачок

на птиц, готовых устремиться к Минску,

на здешних сплетниц, стрекотух-сорок.

Густая синь прищуренного ока.

Повсюду синь, куда ни поглядишь.

...Шершавый ствол, надрезанный глубоко.

Звон капли о кувшин. И снова тишь.

1957

Перевод Я. Хелемского