Всегда, улыбнувшись, ты мир улыбнешь,
Ещё бы, ведь ты В Позитиве Живешь!
.......
Смерть, конечно, человечество страшит,
Но какие там у нас с тобой года!
Возраст - это состояние души,
Конфликтующее с телом... иногда....

Бабушки-анархистки от Инге Лёёк и  стихи Инны Бронштейн

Inge Lооk, (настоящее имя Ingeborg Lievonen) иллюстратор, родилась в Хельсинки в 1951 г. Окончила среднюю школу в 1972.
В детстве, Inge жила со своей семьей в одном из 7-и этажных домов Хельсинки. По соседству с ними жили две пожилых женщины (Alli и Fifi) которые в последствии и стали прообразом настоящих «финских бабок». Inge признается, что хоть вымышленные персонажи внешне очень и похожи на ее бывших соседок, но при этом они значительно веселее!
Инге Лёёк выбрала себе такое имя, потому что с детства не любит лук.

Inge Lоо закончила Университет искусств и образовательный центр для графического дизайнера.  Получила образование ландшафтного дизайнера в 1974 году ,  она заканчивает  Университет искусств   в 1979.

Шесть  лет Inge проработала садовником, пока подруга не попросила её нарисовать несколько карикатур для газеты. Это было её  премьерой.
Лоок сразу стала востребованной! Затем были журнальные иллюстрации, открытки, календари..Открытки, выполненны финской художницей Inge Look для Красного Креста.
Инге Лоок в 1979 году решила работать как независимый художник.

За все время она нарисовала более 300 картинок на различную тематику, оформила несколько марок и создала иллюстрации к некоторым детским книгам.
Иллюстрирует книги и журналы, особенно на садоводческие темы.

Благодаря своему таланту, она стала известна на весь мир,особенно со своей серий чудных иллюстраций «Аnarkistiset mummot» ,которые все называют не иначе как «финские бабки»

По жизни, Inge полна оптимизма и радости что несомненно просвечивается и на ее творчестве. «Финские бабки» всегда счастливы и веселятся "на полную" имея своим девизом: "Время - не деньги, и тратить его не порок". Первый рисунок бабушек появился в 2003 году, сейчас их около 40.
Первый рисунок бабушек появился в 2003 году. Зовут закадычных подружек Фифи и Алли.
Открытки и календари с ними разлетаются как горячие пирожки по всему миру.Эти акварельные рисунки в виде открыток продаются в Финляндии. Поверьте, равнодушных нет: их скупают мгновенно.

Сама Инге пишет: "Я бы хотела, чтобы люди иногда останавливались, а не носились сломя голову от одного проекта к другому. Чтобы они умели быть довольны тем, что у них есть. Мне кажется, одна из святых правд жизни — это жизнь именно в настоящий момент. Я сама все время борюсь за то, чтобы запоминалась ценность именно текущей секунды". Вот!!! Жизнь здесь и сейчас – как хорошо понимают этот принцип ее героини!

Старость – это естественный процесс, а вот как относиться к нему (как вариант, весело и с интересом), эти бабульки демонстрируют на собственном примере!

Перед вами, ставшая уже знаменитой, серия открыток под названием «Аnarkistiset mummot».Как это перевести? Дословно в переводе с финского: «Бабушки-анархистки».В интернете они известны под названием «Old Ladies».
У нас же их как только не называют: «Старушки-хохотушки»,
«Старушки-веселушки», «Позитив-бабульки», «Отпадные бабульки», Неугомонные старухи», «Безбашенные старушки» и «Старые перечницы».

Знаменитыми весёлых, не желающих стареть старушек, сделала их финская художница Инге Лёёк ((Inge Look).

На данный момент она живет в маленькой деревушке Perna на восток от Хельсинки.

Созвучны  открыткам стихи Инны Бронштейн

Инна Яковлевна Бронштейн – минская пенсионерка, действительно удивительная женщина. Ей 80 лет. В прошлом – учитель истории… Она — учитель истории с
пятидесятилетним стажем, истории, которую изучала по собственной судьбе.
Отца Инны Яковлевны, литератора Якова Бронштейна, расстреляли 29 октября 1937 года в подвале тюрьмы-американки в Минске вместе с другими 22 писателями Беларуси. Мама Инны Яковлевны, Мария Минкина, отсидела 8 лет в АЛЖИРе в одном бараке с мамой Булата Окуджавы. ( АЛЖИР — Акмолинский лагерь жен изменников Родины ).
Инна окончила Харьковский пединститут в 1954 году. Ей предлагали аспирантуру, но она, обожавшая артистку Марецкую и фильм «Сельская учительница», отказалась от ученой карьеры и уехала работать в сельскую школу. И до сих пор считает это время лучшим в своей жизни."
Правда, назвать ее обычной пенсионеркой не поворачивается язык, потому что обычный человек, выйдя на пенсию и потеряв самых близких людей, не начинает вдруг строчить изумительные стихи, в которых сквозь безупречную юмористическую форму просвечивает невероятная глубина содержания. И далеко не каждому человеку, путь и к преклонному возрасту, удается изобрести собственную философскую систему, не позволяющую – запрещающую! – унывать и раскисать.
Много лет назад потеряла сына. Самая большая трагедия в жизни матери.

Но Инна выжила и даже нашла, что противопоставить жестокости окружающего нас мира. Она пишет стихи, согревающие всех, кому эти строки так или иначе попадают в руки…
Система, на первый взгляд, простая: активно искать и находить в жизни поводы радоваться. Пусть малозаметные. Пусть даже самые ничтожные! Инна Яковлевна признается, что для нее эти «блаженства» (большинство ее коротеньких стихотворений начинается со слов «какое блаженство!») стали своеобразными «психологическими таблетками»

Это, скорее, своеобразные таблетки оптимизма от вируса одиночества и безысходной печали. Лекарство, которое может быть полезно многим в сегодняшней российской действительности… Поначалу она очень удивлялась, когда оказывалось, что строки, помогавшие выжить ей, становились опорой и для других. Первыми ее слушательницами стали соседки-пенсионерки. Но когда ее стихи появились в Интернете, оказалось, что круг почитателей намного шире: она стала получать восторженные отклики не только из Беларуси, но и из России, Израиля, Соединенных Штатов.

Когда я слышу про таких людей, не устаю поражаться, ОТКУДА в их солидном возрасте, с их багажом пережитого они черпают силы для оптимизма? Да, смех над этими стихами - сквозь слёзы.
Невозможно читать спокойно, сердце сжимается от боли за наших стариков.
Одиночество в любом возрасте - это тяжесть, которая не всем по силам.
А в преклонном возрасте почти всегда трагедия. Но, читая стихи Инны Яковлевны, во мне теплится надежда - уж если люди, прожившие такую тяжёлую жизнь способны шутить на тему похода в поликлинику, значит в 80 лет жить не так страшно, как это мне видится сейчас.

Знаете, ставшую уже популярным анекдотом, забавную мечту?
Хочу, чтобы в старости у меня была подруга, которой можно было позвонить и старческим дрожащим голосом воодушевленно заорать: «Ну чё, старая перечница, когда пойдём пенсию тратить?!»
В январе 2012 года Инне Яковлевне исполнилось 80 лет. Ее стихи можно прочесть на ее страничке в facebook.

сообщения для нее можно слать на адрес GalaLokhova@ yandex.ru

И дай Бог автору этих удивительных строк – Инне Бронштейн – душевных сил и здоровья.

Может быть, эти стихи теперь помогут и Вам? Прочтите!

ТАБЛЕТКИ ОТ УНЫНИЯ

Какое блаженство проснуться и знать,
Что вам на работу не надо бежать.
И день наступающий очень хорош,
А если болеешь, то значит живешь.
И старость совсем не плохая пора.
Да здравствует время свободы! Ура!

Какое блаженство! Я в старости знаю,
Что всей красоты своей не потеряю.
Нельзя потерять то, чего не имела.
Красавицам - хуже. Но это – их дело.
Для их этот фитнес, диета, подтяжки.
Мне жаль их. Ну что же! Держитесь, бедняжки!

Какое блаженство по рынку ходить
И новую кофту однажды купить.
Обновка – молекула мини-блаженства
В потоке природного несовершенства.
И радости разные встретятся чаще…
Не смейся над бабушкой в кофте блестящей.

Какое блаженство на старости лет
Своими ногами идти в туалет.
А после в обратный отправиться путь
И быстренько под одеяло нырнуть.
А утром проснуться, проснуться и встать
И снова ходить, говорить и дышать.

Какое блаженство в постели лежать
И на ночь хорошую книгу читать.
Сто раз прочитаешь знакомую прозу,
И все тебе ново, спасибо склерозу.

Какое блаженство, сама это знаешь,
Когда ты легла и уже засыпаешь.
И будешь спокойненько спать до утра.
Бессонницы нет! Засыпаю… Ура!

Какое блаженство на старости лет
Своими руками не лезть в Интернет,
А тихо искать своего человека
В старинных томах позапрошлого века.

Какое блаженство, когда в январе
Крещенский мороз и пурга на дворе,
А в доме у нас хорошо и тепло
И я не на улице – мне повезло!

Какое блаженство под душем стоять,
Помыться и снова чистюлею стать,
И знать, что я справилась с этим сама.
Как мне хорошо! Не сойти бы с ума…

Какое блаженство: рука заболела,
И, главное, левая – милое дело!
А если бы правая ныла рука?
Отметим, что в жизни везет мне пока.
И даже, когда от судьбы достается,
Чтоб все же блаженствовать, повод найдется.

Какое блаженство по лесу гулять,
Притом эскимо в шоколаде лизать.
Ведь я после завтрака час на диете
И мною заслужены сладости эти.
Гуляя, калории я изведу
И, значит, к обеду вернусь за еду.

Какое блаженство, при виде рекламы
Подумать, как много встречается хлама,
Который и вовсе не надобен мне.
Я тем, что имею, довольа вполне.
И сколько же я экономлю, ребятки,
Не покупая «Сорти» и прокладки!
Но только вопрос возникает резонный:
А где сэкономленные миллионы?

Какое блаженство подняться с асфальта
И знать, что твое небывалое сальто
Закончилось не инвалидной коляской,
А просто испугом и маленькой встряской.
Теперь вы со мной согласитесь друзья,
Что, все-таки, очень везучая я.

Какое блаженство – запомни его –
Когда у тебя не болит ничего,
Но лишь, начиная от боли стонать,
Ты сможешь такое блаженство понять.
Ты знай, если повод для радости нужен,
Что завтра все будет значительно хуже.

Какое блаженство в итоге пути
Под вечер, шатаясь, домой приползти
И сесть, и глаза с наслажденьем закрыть,
И это блаженство до капли испить.
А там уж и ноги, кряхтя, протянуть,
Но чтобы назавтра проснуться – и в путь!
Так все пешеходы блаженствуют, вроде.
А где же водители радость находят?

Какое блаженство в аптеку прийти
И там по рецепту здоровье найти.
Купила таблетки от гипертонии,
Побочное действие в них: дистония,
Инфаркт и бронхит, стоматит, аритмия,
Запор, анорексия, лейкопения,
Пемфигус, лишай и другая зараза…
Таблетки такие я выкину сразу.
И сразу спасусь от десятка болезней.
Гипертония, конечно, полезней.

Какое блаженство с базара ползти
И в сумке банан обалденный нести.
Недаром повсюду врачи утверждают,
Что нам настроенье банан поднимает.
Как счастливо в джунглях живут обезьяны!
А все потому, что съедают бананы.
Но ведь обезьяны живут не одни,
А нежатся в теплых объятьях родни.
В отличье от них, я – одна постоянно,
И даже сегодня – в обнимку с бананом.
Блаженство? Какое? Подумайте, братцы!
А строчки придумала, чтоб посмеяться.

Какое блаженство судьба мне дала –
Я сумку забыла и после нашла!
Ее я забыла на улице шумной
И дальше в трамвае еду бездумно.
Хватилась, вернулась и – чудо бывает –
Мне девушка сумку мою возвращает!
Сегодня не только потерю нашла –
Я заново веру в людей обрела!

На тысячу добрых – мерзавец один.
Жить можно, и я дожила до седин.
На сумку бросаю счастливые взгляды,
И прочих блаженств мне сегодня не надо.
А если бы сумочку не потеряла,
С какой бы я стати блаженствовать стала?

Какое блаженство! В авто возле дома
Сажусь на глазах изумленных знакомых.
И, как королева, на заднем сиденье
Сижу в восхитительном оцепененье.
А там впереди в ореоле лучистом
Затылочек милый с хвостом золотистым.
Блаженства подобного не испытает
Лишь тот, кто привычно в авто разъезжает.

Какое блаженство талончик иметь
И с ним в поликлинике тихо сидеть.
А мимо идут инвалиды, больные,
Старушки, а также страдальцы иные,
И я среди прочих еще – о-го-го!
Пока у меня не болит ничего.
А если болит, то совсем уж немножко.
Я просто к врачу проторила дорожку.

Какое блаженство - услышать звонок
И в трубке любимый такой голосок,
Мужской или женский, а, может, девичий,
Что все хорошо, а звоночек – обычай.
Какое блаженство – узнать и ответить!
Мне счастья другого не нужно на свете.
Изобретенье волшебника Бэлла,
О, мой телефон – ты великое дело!

Какое блаженство в душе и в природе,
Когда ничего с нами не происходит.
Но, чтобы блаженство такое вкусить,
До старости надо хоть как-то дожить.
А после забыть, что ждала перемены
И без происшествий ползти постепенно.
И все позабыто, и разум уснул…
Какое блаженство! Ура! Караул!

Доля беспросветная, горькая моя,
Никому не нужная доживаю я.
Смерть подзадержалася, - значит, надо жить
И «блаженства» разные в жизни находить.
Мне слезами только бы не томить друзей.
С глупыми «блаженствами» все же веселей.

Выкошены, вырваны с корнями
Поросли свободы и любви…
Как же это все случилось с нами?
А теперь, как можешь, так живи.
На какие только муки шли мы!
Нет теперь семьи и нет страны.
Я живу. Мне братик мой любимый
И чужие – близкие даны.

Какое ужасное слово – свобода.
Когда никому на земле не нужна,
Когда никому ничего не должна.
Походят бесплодно свободные годы.
Какая тоска – никуда не спешить,
Вставать, когда хочешь, в постели валяться,
О деле не думать, за дело не браться,
Будильник не ставить и не заводить.

Какое несчастье - готовить себе
И есть в одиночестве хоть до отвала.
Про платье забыть, что вчера покупала,
Не ждать перемен в одинокой судьбе.
Какое блаженство, что есть у меня
Мой брат и друзья в телефоне и рядом.
Такие любимые, с ласковым взглядом.
И слезы стираю и радуюсь я.