Николай Войткевич

(20 декабря 1919 — 16 января 1998)

Николай Войткевич

Фотография из архива Т. Н. Войткевич

Родился в Москве, в рабочей семье.

Окончив Специальную артиллерийскую школу, поступил в Артиллерийское училище в Ленинграде. В 1941 году лейтенантом-выпускником ушел на фронт. Тяжёлое ранение, госпиталь. После излечения – Севастополь; в боях за город снова тяжёлое ранение и – плен. Вплоть до 1945 года находился в лагере для военнопленных под Нюрнбергом. Работал на заводе, входил в подпольную группу «организованного саботажа». Когда, при подходе союзнических войск к городу, заводское начальство начало избавляться от своих рабочих-военнопленных, по дороге к месту казни сумел бежать и добраться до своих.

Бывшему пленному военная карьера была закрыта. Поступает в Литинститут (стихи писал с юношеских лет); учился вместе с Ю. Друниной, Е. Винокуровым, Н. Старшиновым, В. Солоухиным. Дружил с Ю. Бондаревым и другими известными прозаиками. Однако собственная литераторская жизнь складывалась непросто: для устройства на работу мешали анкетные данные о пребывании в плену, а «проталкивать» свои стихи в печать не умел.

Устроившись с помощью друзей на радио, в литературную редакцию иновещания, Николай Вацлавович Войткевич проработал там всю жизнь, не переставая писать стихи. Печатался от случая к случаю в журналах и альманахах, готовил к изданию сборник…*

________________________________________________________________

* Сведения для биографии Н. Войткевича предоставлены его дочерью, Т. Н. Войткевич.

* * *

Три дня мы бились за село,

Три ночи зарево цвело.

И, словно стебли тех цветов,

Там трубы чёрные домов.

О, груз возмездья и вины –

Неодолимо жгучий груз.

Ведёт на Запад путь войны…

Под сапогами – снега хруст.

* * *

Рассвет – в дожде.

В зелёном лёгком дыме

Он линиями чёткими рассёк

Густой ивняк с цветами золотыми,

Берёзовую дрожь наискосок

И старый дуб.

Над речкой, над тропою,

Тугие лапы-ветки разбросав,

Как добрый зверь, припал он к водопою,

И вздрагивают капли на усах…

* * *

Как же это? Дочь – и та

Не поймёт в небрежности:

В старом сердце – до черта

И любви, и нежности.

И в оправе из тоски,

Горя перекатного

Каждый камешек в горсти –

Тысячекаратный.

Благодарный их огонь

И на расстоянии –

Только протяни ладонь –

Озарит сиянием.

Я опять к стеклу приник:

Осень, галок сборище…

Протяни ладонь, прими

Все мои сокровища…

* * *

Как будто вздох освобожденья,

Сползает с крыши влажный снег.

Как будто заново рожденье –

Ручья неугомонный смех.

И хвоей дышит тишина.

И человек, глаза не пряча,

Плечом – в косяк, стоит и плачет

У растворённого окна.

Источник

http://studia-vasin.ru/