Николай Воробьёв

(21 ноября 1908 — 3 июля 1989)

Николай Воробьёв

Фотография из архива К. Н. Хохульникова

Николай Николаевич Богаевский родился в Петербурге в казачьей семье, учился в Императорском кадетском казачьем корпусе. В двенадцать лет осиротел: отец погиб в гражданскую войну, мать умерла в тюрьме в 1920-м. В середине 20-х уехал из России и после долгих мытарств (Египет, Югославия, Турция, Германия) в 1950 году поселился в США, где преподавал русский язык в Калифорнийском военном институте.

Опубликовал три книги стихов, переводил на русский язык фольклор американских индейцев. Известен и как художник, и как певец — руководил русским хором в Сан-Франциско.

Умер в Калифорнии (Пеббл Бич).

* * *

Идеже несть болезнь, ни печаль...

Я никогда не умирал...

Скажите, это будет сразу?

В кусочки, вдребезги, как вазу?

Рывком, броском, как в гневе фразу?

Как об пол брошенный бокал?

Я никогда не умирал...

Скажите, это очень больно?

Больнее, чем укол игольный?

Иль медный голос колокольный

Больней для тех, кто провожал?

Да, тем больней, кто шёл за гробом,

Кто будет ночи жечь без сна,

Кто будет помнить обо многом,

О том, своём, совсем особом...

А мёртвым — память не нужна.

МОИ ПЕРЕМЁТНЫЕ СУМЫ

Уж не раз на моих дорогах,

На этапах чужой земли

Проверяю я взглядом строгим

Перемётные сумы мои.

Коли лишнее — вон! Легко ли

Всё тащить за собой в пути?

Много ль нужно в казачьей доле,

Чтобы жизнь до конца пройти?

Хоть и стёрлась за годы кожа

(День за днём в пути, на коне!),

Но зато в них лежит на дне

То, что жизни самой дороже.

Что на чуждых душе перегонах

Никакая не выжжет новь —

Это к Батьке родному Дону

И к России моя любовь.

Есть ещё там слова, что ни за день,

Ни за век казака не сломить

И что будет казачество жить —

Вот мой дедом завещанный складень.

И молю я, о Боже великий,

Чтоб сквозь жизни огонь и бои

Я с любовью донёс бы до цели

Перемётные сумы мои.

Дай мне чистым к Тебе прийти

И такую пошли судьбину,

Чтоб успел передать я сыну,

Что берёг на седле я в пути.

Источник