Арсений Голенищев-Кутузов

(7 июня 1848 — 10 февраля 1913)

Арсений Аркадьевич Голенищев-Кутузов

Граф Арсений Аркадьевич Голенищев-Кутузов принадлежит к знаменитому русскому дворянскому роду. Получив соответствующее начальное образование, окончил Московский и Петербургский университеты (юриспруденция).

Венцом служебной карьеры стала должность главы личной канцелярии Императрицы (1895–1913 гг.).

Другой стороной жизни — с детства до последних дней — была поэзия. После выхода его сборников «Затишье и буря» (1878 г.) и «Стихотворения» (1884 г.) граф А. Голенищев-Кутузов стал героем литературных салонов. М. Мусоргский сочиняет два вокальных цикла на его стихи.

В 1894 году выходит двухтомное собрание стихотворений, в 1900 году он избирается почётным академиком Российской Академии наук «по разряду изящной словесности» вместе с А. Чеховым и Л. Толстым. После выхода трёхтомного Собрания сочинений (1904 г.)

А. Голенищев-Кутузов приступает к работе над трилогией в прозе, издает в 1912-м последнюю книгу стихов «На закате».

Умер в Петербурге.

* * *

Обнял землю ночи мрак волшебный,

Одинок, под гнётом утомленья,

Я уснул; глубок был сон целебный,

И прекрасны были сновиденья.

Смолкли жизни тёмные угрозы;

Снилось мне... не помню, что мне снилось,

Но в глазах дрожали счастья слёзы

И в груди надежда тихо билась.

Был любим я — кем? — не угадаю,

Но мне внятен был тот голос юный;

Я любил — кого любил — не знаю,

Но призывно пели сердца струны;

И ответно в душу чьи-то очи

Мне смотрели с пристальною лаской,

Словно с неба звёзды южной ночи,

В тьме мерцая неземною сказкой.

Бестелесно было то виденье,

Повторить не мог бы я те звуки,

Но когда настало пробужденье,

Сердце сжалось, полное разлуки!

2.10.1885


* * *

Пока тебе душа моя

Близка, любезна и понятна

И жизнь моя тепла и внятна

Тебе, мой друг, как жизнь своя, —

Люби меня.

Но если меж тобой и мной

Хоть тень мгновенная промчится

И на меня взор быстрый твой

С вопросом тайным покосится, —

Не дожидайся, чтобы я

Стал разъяснять недоуменья,

Не трать души — и без сомненья

Покинь меня!

<1878>

А. А. ФЕТУ

Словно голос листвы, словно лепет ручья,

В душу веет прохладою песня твоя;

Всё внимал бы, как струйки дрожат и звучат,

Всё впивал бы цветов и листов аромат,

Всё молчал бы, поникнув, чтоб долго вокруг

Только песни блуждал торжествующий звук,

Чтоб на ласку его, на призыв и привет

Только б сердце томилось и билось в ответ...

Декабрь 1887


* * *

Прекрасен жизни бред; волшебны и богаты

Живых его картин одежды и цветы,

Светила знойного восходы и закаты

И ночи, полные чудес и темноты.

Прекрасны дней земных обманы и виденья,

Порывы страстных чувств, полёты смелых дум —

Полёты на крылах надежд и заблужденья

В пространствах радужных земного наслажденья,

Напевы юных грёз и бурь житейских шум!..

Но если в трезвый миг душевного досуга,

В случайной тишине сквозь этот долгий бред

Внезапно прозвучит, как дальний голос друга,

Грядущего конца таинственный привет;

Но если, как весны желанное дыханье,

Вдруг душу обовьёт иной красы желанье

И сквозь туман вдали, как ранняя заря,

Займётся тихий свет иного бытия, —

Какие призраки, какие сновиденья

Дерзнут с улыбкою мне повторять: «Живи!

Живи и позабудь о счастье пробужденья

Под солнцем вечного покоя и любви!»

<1884>

Источник