«Портрет дамы в голубом» написан в период наивысшего расцвета художественного мастерства Томаса Гейнсборо – одного из самых известных английских портретистов и пейзажистов. Это единственная его работа, которая находится в России. В то же время это и одна из самых загадочных картин Эрмитажа. До сих пор длятся споры о том, кем была незнакомка, изображенная на этом портрете.



Томас Гейнсборо. Беседа в парке, 1745-1746

Томас Гейнсборо. Беседа в парке, 1745-1746


«Гейнсборо, подобно другим великим поэтам, был прирожденным живописцем, – пишет Тикнесс. – Так, он рассказывал мне, что в детстве, когда еще и не помышлял стать художником, на несколько миль в округе не было такой живописной группы деревьев, или даже одинокого прекрасного дерева, или зеленой изгороди, оврага, скалы, придорожного столба на повороте тропинки, которые не запечатлелись бы в его воображении настолько, чтобы он не мог зарисовать их со всей точностью наизусть».

Томас Гейнсборо. Портрет дочерей, 1759

Томас Гейнсборо. Портрет дочерей, 1759


Томас Гейнсборо. Портрет актрисы Сары Сиддонс, 1785

Томас Гейнсборо. Портрет актрисы Сары Сиддонс, 1785


В 13 лет Томас уговорил отца отпустить его в Лондон учиться живописи. И в этом занятии он преуспел – уже в 18 лет Гейнсборо поселился в собственной мастерской. Через год он обвенчался с внебрачной дочерью герцога Бофора Маргарет Бур. Основной заработок художнику приносила работа над портретами, он говорил: «Пишу портреты, поскольку нужно на что-то жить, пейзажи – потому что люблю их писать, музыкой же занимаюсь по велению сердца». Одним из самых известных стал предполагаемый портрет герцогини де Бофор – дамы в голубом.

Томас Гейнсборо. Портрет дамы в голубом, конец 1770-х гг.

Томас Гейнсборо. Портрет дамы в голубом, конец 1770-х гг.


На самом деле о женщине, позировавшей для этого портрета, ничего не известно. Самой распространенной является версия о том, что это была дочь адмирала Боскауэна, которая вышла замуж за герцога де Бофора, поэтому второе, неофициальное название картины – «Портрет герцогини де Бофор». На момент написания картины ей должно было исполниться 33 года. Однако некоторыми исследователями эта гипотеза подвергается сомнению. Самую смелую версию выдвигает искусствовед И. Чижова: она предположила, что на портрете изображена авантюристка, выдававшая себя за княжну Тараканову, принцессу Владимирскую.

Томас Гейнсборо. Слева – Портрет миссис Грэхем, 1777. Справа – Утренняя прогулка, ок. 1785

Томас Гейнсборо. Слева – Портрет миссис Грэхем, 1777. Справа – Утренняя прогулка, ок. 1785


Прекрасная незнакомка кажется загадочной и магически притягательной еще и благодаря особой технике письма Гейнсборо. Искусствоведы считают, что он создал особенный тип портрета: «Не утрачивая репрезентативности и парадности, его портреты кажутся более легкими, изящными и утонченными». Ю. Шапиро пишет: «Герои его картин полны внутренней взволнованности и по-настоящему поэтичны. Одухотворенность образов особенно ощутима благодаря внешней сдержанности в выражении чувств и сознательной «недосказанности» не только в мимике, но и в характере пейзажного фона. Он написан обычно легкими, «тающими» мазками и является своеобразным аккомпанементом, подчеркивающим лирическое звучание произведения».

Портрет Луизы, леди Кладж, ок. 1778

Портрет Луизы, леди Кладж, ок. 1778


Портрет миссис Шеридан и миссис Тикелл, 1772

Портрет миссис Шеридан и миссис Тикелл, 1772


В парадных портретах кисти Гейнсборо нет ни лести, ни напыщенности. Основными их достоинствами искусствоведы называют непринужденность, изящество, естественность, спокойное достоинство позирующих и поэтическая одухотворенность портретов. Н. Ионина считает, что такого эффекта художник достигает «посредством чисто живописного решения – красотой колорита и свободными легкими мазками, создающими впечатление живой и трепетной жизни».

Томас Гейнсборо. Автопортрет

Томас Гейнсборо. Автопортрет